Как сделать свет по хлопку

Как сделать свет по хлопку

— Просто извести.

Блэк шагнул к окну.

— Не будь идиотом! — взмолилась я. — Ноги переломаешь… Выходи через дверь, Чарли спит!

— Я не разобьюсь, — пробормотал он, но все-таки повернулся к двери, замер и посмотрел так, будто что-то не давало ему покоя. А потом умоляюще протянул руку.

Я взяла ее, а Джейк неожиданно и слишком грубо стащил меня с кровати и притянул к своей мускулистой груди.

— Это на всякий случай, — уткнувшись в мои волосы, пробормотал он и обнял так, что ребра чуть не треснули.

— Дышать не могу! — прохрипела я.

Хватку парень ослабил, однако из объятий не выпустил, наверное опасаясь, что упаду, а затем с величайшей осторожностью подтолкнул к кровати.

— Выспись как следует, Беллз, наберись сил! Ты должна догадаться, иначе просто нельзя. Не хочу тебя терять.

Один шаг — и он у двери, беззвучно открыл и исчез в темноте коридора. Я напряглась, ожидая услышать скрип ступеней, но ничего не последовало.

Мысли кружили в бешеном водовороте, и я откинулась на подушки. Смятение и усталость накрывали с головой. Я закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться, однако с пугающей быстротой провалилась в забытье.

Естественно, на спокойный, без сновидений, отдых рассчитывать не приходилось. Я опять попала в лес, в котором начались бесплодные поиски.

Скоро стало ясно, что сон не такой, как обычно. Во-первых, в чаще я бродила не по необходимости, а скорее по привычке: чем еще заняться в лесу? Кстати, и лес был совсем иной — с каким-то особенным запахом и светом. Пахло не сырой от дождя землей, а океанской солью. Хотя неба я не видела, судя по золотисто-зеленой листве смыкающихся над головой деревьев, светило яркое солнце.

Это же лес на побережье, рядом с Ла-Пуш! Значит, если я выйду к океану, то увижу солнце!

Я поспешила на слабый плеск волн.

Потом рядом возник Джейкоб — схватил за руку и потащил обратно в чащу.

— Джейкоб, что случилось? — спросила я. Лицо у моего товарища, будто у перепуганного мальчика, а волосы, как прежде, длинные и шелковистые, собраны на затылке в хвост. Он тянул изо всех сил, но я сопротивлялась. Не желаю возвращаться во тьму!

— Беги, Белла, беги! — побелев от страха, шептал Блэк.

Ощущение дежавю было таким сильным, что я чуть не проснулась.

Теперь понятно, почему место показалось знакомым. Я была здесь раньше, тоже во сне. Миллион лет назад, в совершенно другой жизни. Тот сон приснился после нашей первой прогулки с Джейкобом, когда он рассказал, что Эдвард — вампир. Похоже, сегодняшний разговор выкопал его из недр памяти.

Словно со стороны, я стала ждать продолжения того старого сна.

Сейчас из-за деревьев выйдет Эдвард: его кожа будет источать неяркое сияние, а глаза — темную опасность. Прекрасный, как ангел, он улыбнется, обнажая острые клыки…

Впрочем, я забежала вперед, сначала должно случиться кое-что еще.

Блэк отпустил мою руку и, неожиданно забившись в конвульсиях, упал на землю.

— Джейкоб! — закричала я, но было поздно. Вместо парня на земле лежал крупный рыжий волк с черными глазами.

А потом плавный ход сна изменился, как у сошедшего с рельсов поезда.

Это не волк из старого сна, а рыжевато-коричневый гигант, которого неделю назад на лугу я могла коснуться рукой. Настоящее чудище, здоровее любого медведя!

Волк смотрел на меня так пристально, будто хотел что-то сказать, а глаза светились невероятным для дикого зверя умом. Знакомые темно-карие глаза Джейкоба Блэка…

Закричав во все горло, я, естественно, проснулась.

Все, сейчас прибежит Чарли… Зарывшись головой в подушку, я попыталась унять истерику, в которую переросли вопли, и прижалась к тонкому хлопку наволочки: может, она и кошмар заглушит?

Чарли не пришел, значит, судорожные горловые спазмы удалось как-то подавить…

Вспомнилось все: каждое слово Джейкоба, даже присказка к легенде о вампирах, «холодных», как называли их индейцы. Особенно присказка…

— Ты слышала истории про реку Квилет? Наше племя когда-то жило на ее берегах… — задумчиво начал он. — Легенд очень много, в некоторых рассказывается, как во время потопа древние квилеты привязали каноэ к верхушкам самых высоких сосен, чтобы спасти себя и детей. Совсем как Ной! — криво улыбнулся Джейкоб. — В других говорится, что мы якобы произошли от волков. Наше племя до сих пор считает их братьями, и убить волка — преступление. Еще есть истории про «белых», — чуть слышно продолжил Блэк, и я поняла, что он имеет в виду не просто представителей европеоидной расы.

— Про «белых»? — переспросила я с искренним интересом.

— Ну да, их еще называют «холодными». Некоторые рассказы о них очень древние, а некоторые появились недавно. По одной из легенд, мой прапрадедушка был «белым». Он запретил себе подобным появляться на нашей территории.

— Твой прапрадедушка был «белым»? — снова повторила я, рассчитывая на продолжение.

— Да, а еще вождем, как и мой отец. Видишь ли, «белые» — единственные враги волков. Ну, не настоящих волков, а тех, что превращаются в людей, как наши предки. Вы называете их оборотнями.

— У оборотней есть враги?

— Только один.

В горле что-то застряло, не давая дышать. Я попыталась проглотить неприятный комок, но он не двигался. Может, выплюнуть?

— Оборотень! — выпалила я.

Весь мир будто перекосился, сместившись с привычной для меня оси.

Да и что это за мир такой, что за реальность, если древние легенды оживают на улицах провинциальных городов и вступают в схватку с мифическими монстрами? Неужели самые невероятные сказки зиждутся на правде? Неужели в жизни не осталось ничего здравого и нормального и балом правит волшебство?

Я обхватила голову руками: вдруг разорвется?

Где-то в глубине сознания холодный голос рассудка поинтересовался, из-за чего весь сыр-бор. Разве я не смирилась с существованием вампиров давным-давно и без всяких истерик?

«Да, конечно! — хотело ответить сердце. — Но разве одной сказки на человека недостаточно?»

Кроме того, я и секунды не верила, что Эдвард Каллен такой, как все. Так что правда не стала потрясением — он явно был кем-то особенным.

Но Джейкоб… Джейкоб, мой старый друг, единственный человек, с которым удавалось нормально общаться.

Выходит, он даже не человек.

Снова захотелось закричать.

Что это обо мне говорит?

Ответ более чем очевиден: со мной что-то не так. Очень не так… Иначе зачем окружать себя героями фильмов ужасов? Зачем до боли в груди страдать, когда они возвращаются к своим сказочным делам?

В голове все крутилось, вертелось и перестраивалось: то, что еще вчера значило одно, теперь обозначало совсем другое.

Оказывается, секты не было. Никогда не существовало ни секты, ни банды. Компания Джейкоба намного ужаснее и называется «стая».

Стая невероятно огромных разномастных волков прошла по лугу Эдварда…

В следующую секунду у меня началась паника. Рань, судя по часам, несусветная, но я думала не об этом. Мне нужно в Ла-Пуш, скорее, пусть Джейкоб скажет, что я не выжила из ума окончательно.

Натянув попавшиеся под руку вещи (сочетаются или нет, посмотреть не удосужилась), я через две ступеньки скатилась вниз по лестнице и, заворачивая к двери, чуть не налетела на Чарли.

— Ты куда? — спросил папа, удивленный не меньше моего. — Знаешь, сколько времени?

— Мне нужно к Джейкобу.

— Я думал, его дружба с Сэмом…

— Не важно, хочу поговорить с ним прямо сейчас.

— В такую рань? — На моем лице не дрогнул ни один мускул, и отец нахмурился. — И не позавтракаешь?

— Пока не хочется, — бездумно пробормотала я. Ну что он встал на дороге? Может, под рукой у него прошмыгнуть? Нет, потом разговоров не оберешься! — Слушай, я скоро вернусь!

Чарли нахмурился:

— Прямо к Джейкобу, ладно? По пути никуда не заезжать!

— Само собой, куда мне заезжать? — Я так спешила, что слова неслись бешеной скороговоркой.

— Не знаю… — замялся папа. — Произошло еще одно нападение — волки никак не успокоятся. У горячих источников, совсем близко к курорту, причем у нас есть очевидец. По словам женщины, ее муж был метрах в десяти от дороги, а потом исчез. Она пошла искать, увидела огромного волка и бросилась за помощью.

Желудок болезненно сжался, будто я на огромной скорости налетела на штопор.

— Того мужчину загрыз волк?

— Нет, он просто исчез, осталась только окровавленная трава, — с болью в голосе проговорил Чарли. — Егери вооружаются, набирают добровольцев. Думаю, их будет немало: за каждого убитого волка назначили вознаграждение. В лесу начнется беспорядочная стрельба, и меня это пугает. — Он покачал головой. — В такой суматохе возможны несчастные случаи…

— Волков будут отстреливать? — Мой голос упал на три октавы.

— А как иначе? Что с тобой? — спросил Чарли, внимательно изучая мое лицо. Сильно кружилась голова, наверное, поэтому я и побледнела. — Только не говори, что в «Гринпис» вступила!

Я будто онемела и, если бы не папа, скрючилась бы от боли и ужаса. Пропавшие туристы и окровавленные следы совершенно вылетели из головы. Я даже не подумала связать их со своей догадкой…

— Ну, милая, не бойся, только с шоссе не съезжай, ладно?

— Ладно, — тихо пообещала я.

Присмотревшись внимательнее, я заметила, что Чарли в высоких охотничьих сапогах, а к поясу пристегнута кобура.

— Пап, ты что, тоже пойдешь на волков?

— Беллз, я должен помочь: люди пропадают.

Мой голос сорвался на истерический визг:

— Нет, нет, не ходи, это слишком опасно!

— Детка, у меня работа! Не волнуйся, все будет в порядке! — Он повернулся и приоткрыл дверь. — Идешь?

Я замялась, а невидимый штопор продолжал буравить желудок. Что сказать? Как остановить Чарли? Разве в таком состоянии что-нибудь дельное придумаешь?

— Беллз!

— Может, рано ехать в Ла-Пуш? — прошептала я.

— Согласен, — кивнул он и вышел под дождь, закрыв за собой дверь.

Едва на крыльце стихли шаги, я бессильно опустилась на пол и обхватила колени руками.

Побежать за Чарли? И что сказать?

А как насчет Джейкоба? Он мой лучший друг, нужно его предупредить. Если он действительно… м-м-м… — поежившись, я мысленно произнесла страшное слово — оборотень (сердце подсказывало: это правда), значит, егери будут стрелять в него! Нужно сообщить Блэку и его друзьям, что жители Форкса готовят облаву и в ипостаси огромных волков разгуливать опасно. Нужно их остановить…

Они должны остановиться! В лес отправился Чарли. Имеет это для них какое-то значение? Я задумалась… До сих пор пропадали только чужаки; интересно, это простое совпадение или часть плана?

Я убеждала себя, что хотя бы Джейкоб образумится…

И все-таки его стоит предупредить.

Или не стоит?

Джейкоб Блэк — мой лучший друг или монстр? Настоящее чудище, злое и бессердечное? Нужно ли предупреждать, если он и его друзья… — убийцы, безжалостно терзающие невинных туристов? Если они в самом деле монстры из фильма ужасов, разве их можно защищать?

Естественно, индейцев пришлось сравнивать с Калленами. От одного воспоминания руки судорожно метнулись к груди, так сильно болела зияющая рана.

Если честно, про оборотней я почти ничего не знала. В моем представлении это звероподобные чудища из фильмов ужасов. Зачем они охотятся: чтобы удовлетворить голод с жаждой или просто из желания убивать? Пока все это не выясню, судить трудно…

Но не верилось, что им приходится труднее, чем Калленам, которые ценой немыслимых усилий подавляли свою страсть. Я подумала об Эсми и чуть не зарыдала, воскресив в памяти ее красивое доброе лицо. Как хорошо она ко мне относилась, как, сгорая от стыда, вылетела из дома, когда я порезалась! Что может быть труднее? Вспомнился Карлайл, веками приучавший себя игнорировать кровь, чтобы спасать чужие жизни. Труднее просто не бывает!

А оборотни выбрали другую дорогу…

Что же теперь выбрать мне?

Глава тринадцатая

Убийца

«Кто угодно, только не Джейкоб!» — качая головой, думала я, когда пикап летел по лесной дороге в Ла-Пуш.

По-прежнему уверенная, что поступаю правильно, я пошла на компромисс с собой.

Не стану потворствовать тому, что творит Блэк и его друзья… эта свора! Теперь понятно, что вчера имел в виду Джейк, намекая, мол, мне не захочется его видеть. Нужно поговорить с ним наедине. Нужно сказать: я не стану смотреть на происходящее сквозь пальцы. Дружить с убийцей и позволять творить произвол… Такая позиция и меня монстром сделает!

Однако не предупредить его тоже нельзя: я должна сделать все возможное, чтобы защитить Джейка.

Сжав губы в тугую полоску, я остановилась у дома Блэков. Мало того что лучший друг оказался оборотнем, неужели ему обязательно еще и монстром стать?

Все окна темные: свет не горел ни в одной из комнат. Ничего страшного, придется разбудить и Джейкоба, и его отца. Мой кулак гневно заколотил в дверь; казалось, даже стены трясутся.

Через минуту я услышала голос Блэка-старшего, и в прихожей зажегся свет:

— Заходите!

Я повернула ручку, но дверь оказалась открытой. Из маленькой кухоньки выглядывал облаченный в махровый халат Билли. Похоже, он еще не в кресле… Увидев, кто пришел, он сначала удивленно вскинул брови, а потом поджал губы, превращаясь в эдакого индейца-стоика.

— Доброе утро, Белла! Что привело тебя к нам в такую рань?

— Привет, Билли! Хочу поговорить с Джейком. Где он?

— М-м-м, не в курсе, — сделав непроницаемое лицо, соврал мистер Блэк.

— Знаете, куда сегодня с утра отправился Чарли? — смертельно устав от лжи и притворства, спросила я.

— А мне следует знать?

— Он и половина мужчин Форкса, до зубов вооруженные, пошли охотиться на гигантских волков.

На секунду смуглое лицо вытянулось, а потом снова превратилось в маску.

— Мне хотелось бы поговорить об этом с Джейком, если не возражаете.

Билли поджал пухлые губы.

— Думаю, сын еще спит, — наконец произнес он, кивнув в сторону коридора. — В последнее время парень поздно возвращается. Пусть отдыхает, — наверное, не стоит его будить.

— Нет уж, сейчас моя очередь, — пробормотала я, решительно пересекая прихожую. Билли только вздохнул.

В метровом коридоришке крошечная, похожая на шкаф-купе комната Джейкоба была единственной. Я даже стучать не стала, р-раз — и настежь распахнула дверь, с грохотом ударив ее о стену.

Джейкоб — во вчерашних тренировочных брюках, черных, по колено обрезанных, — растянулся по диагонали на двуспальной кушетке, которая занимала почти всю комнату. Даже в таком положении ему не хватало места: ноги свисали с одного конца, голова — с другого. Парень крепко спал, грудь мерно поднималась в такт дыханию. Надо же, дверь так грохнула, а он и не пошевелился.

Во сне лицо такое невинное — от злобы и тревоги не осталось и следа. Зато под глазами темные круги, которые я раньше не замечала. Несмотря на огромный рост, Джейк выглядел очень юным и усталым. У меня даже сердце защемило от жалости.

Я аккуратно прикрыла за собой дверь и, вернувшись в прихожую, наткнулась на любопытный и одновременно настороженный взгляд Билли.

— Пожалуй, ему нужно выспаться.

Блэк-старший кивнул, и целую минуту мы буравили друг друга взглядами. Так и подмывало расспросить его о происходящем. Что он думает о поступках сына? Впрочем, Билли с самого начала поддерживал Сэма, так что, по всей вероятности, убийства его не волнуют. Как и чем он их оправдывает, не представляю.

В темных глазах индейца тоже горело немало вопросов, но озвучить их он не решился.

— Мистер Блэк, — прервала я гнетущую тишину, — когда Джейкоб проснется, передайте: жду его на пляже, я прямо сейчас туда поеду.

— Да, да, конечно, — кивнул Билли.

Интересно, он действительно передаст? Даже если и нет, я ведь сделала все, что могла, правда?

Подъехав к пляжу, я поставила пикап на пустую стоянку. Было еще темно — мрачный предрассветный час пасмурного дня, — и, отключив фары, я поняла, что видимость почти нулевая. Тропинку, что вела сквозь высокую траву, пришлось искать чуть ли не на ощупь. У океана намного холоднее, от темной воды дул сильный ветер, и я засунула руки поглубже в карманы зимней куртки. Ну, хотя бы дождь кончился!

Я прошла по пляжу к северному волнолому. Сент-Джеймс и другие острова не видны, лишь бесконечный простор океана. Приходилось смотреть под ноги, чтобы не споткнуться о прибитые к берегу бревна.

То, что нужно, я нашла даже раньше, чем фактически начала искать. Из предрассветного сумрака выплыло длинное, белое, как кость, выброшенное далеко на скалы дерево. Корни сотней сухих щупалец тянулись к морю. Трудно сказать, было ли это то же самое бревно, сидя на котором мы с Джейком разговаривали год назад — после чего моя жизнь изменилась до неузнаваемости, — но место очень похоже. Устроившись поудобнее, я стала смотреть на почти невидимые волны.

При воспоминании о сладко спящем и таком невинном Джейкобе злость испарилась, да и решимости поубавилось. Я не желала вслед за Билли закрывать глаза на происходящее, но и отвернуться от парня не могла. Разве это по-дружески? С близкими людьми невозможно мыслить логически. Джейкоб мне дорог вне зависимости от того, убивает он людей или нет… Как вести себя в такой ситуации?

Представив Блэка мирно спящим на кушетке, я почувствовала огромное желание его защитить. Где же тут логика?

Ответа я не знала и вспоминала юное, истерзанное усталостью лицо, лихорадочно думая, как спасти приятеля.

— Привет, Белла!

Голос Джейкоба, донесшийся из полумрака, не на шутку меня испугал. Вообще-то он был тихим, почти смущенным, просто на каменистом пляже я ожидала услышать шаги, поэтому и вздрогнула от страха. Силуэт, вырисовывавшийся на фоне встающего солнца, казался огромным.

— Джейк?

Он стоял неподалеку, нерешительно переминаясь с ноги на ногу.

— Билли сказал, ты заезжала. Я знал, что ты догадаешься! Как быстро все получилось!

— Да, теперь я вспомнила нужную легенду, — прошептала я.

Повисла долгая пауза, и, несмотря на полумрак, я почувствовала испытующий взгляд, даже кожу покалывало. Похоже, недостаток света не помешал Джейкобу как следует меня рассмотреть, потому что, когда он заговорил, голос неожиданно стал язвительным.

— Могла просто позвонить!

— Знаю, — кивнула я.

Джейк принялся расхаживать взад-вперед. Прислушавшись, я уловила шорох гальки, чуть заметный на фоне плеска волн.

— Зачем пришла? — ни на секунду не останавливаясь, спросил он.

— Решила поговорить. Джейк, я хочу предупредить…

— О егерях и охотниках? Не беспокойся, уже знаем.

— Как это не беспокоиться? — не поверила я своим ушам. — У них ружья! Они ставят ловушки, объявляют вознаграждения и…

— Мы сами о себе позаботимся! — меряя пляж шагами, прорычал Джейк. — Они никого не поймают, а по сути, себе же хуже делают: число пропавших будет только увеличиваться.

— Джейк! — прошипела я.

— А что? Это всем известно!

Мой голос задрожал от отвращения.

— Как ты можешь… такое говорить? Ты что, местных не знаешь? Чарли тоже среди них! — От этой мысли заныло сердце.

Встающее солнце сделало облака серебристо-розовыми, и я смогла разглядеть смуглое лицо, в котором отражались злость и горечь разочарования.

— Неужели… ну… неужели нельзя как-нибудь… не быть оборотнем? — шепотом спросила я.

— Будто у меня есть выбор! — Джейкоб в отчаянии сжал руки. — Да и чем это поможет, если ты так беспокоишься об исчезающих туристах?

— Не понимаю…

Темные глаза прищурились, изо рта вырвалось звериное рычание.

— Знаешь, что меня больше всего бесит?

В его взгляде горела такая враждебность, что я невольно отпрянула. Джейк ждал ответ, так что пришлось покачать головой.

— Ты лицемерка, Белла: сидишь, рассуждаешь, а сама до смерти меня боишься! Как так можно?

— Лицемерка? Разве страх перед монстром — признак лицемерия?


Как сделать свет по хлопку


Как сделать свет по хлопку


Как сделать свет по хлопку


Как сделать свет по хлопку


Как сделать свет по хлопку


Как сделать свет по хлопку


Как сделать свет по хлопку


Как сделать свет по хлопку